Кого люстририруем или идеалам нашей революции

позитивный юморКого люстририруем?
История эта передается в кругах служителей Фемиды, можно сказать, по наследству. Почему? Ну, во-первых, наверное, потому, что назидательна, во-вторых, потому что в ней присутствует позитивный юмор, а в-третьих — потому что остается актуальной и сегодня, хотя и произошла не одну сотню лет назад.

А было это еще во времена Великой французской революции. На одном из судебных заседаний трибунала слушалось дело некоего де Сен-Сира, обвиняемого в предательстве интересов революции.
Достопочтимый Глава судебной коллегии просит подсудимого назвать свою фамилию и имя …
— де Сен-Сир — последовал ответ. Здесь нужно уточнить, что добавлять приставку «де» к своему имени в те времена имели право только чистокровные дворяне.
— Нет более никакого дворянского сословия — констатирует Глава судейской коллегии. Тот, кто вчера был герцогом с этого времени будет стоять рядом с торговцем на рынке.
— Тогда, Ваша честь, вероятно я просто Сен-Сир.
— Подсудимый, когда вы упоминаете себя как Сен-Сир, не находите ли вы, что «Сен» («святой» — от автора) — это вызов идеалам нашей революции. Время святош и темных суеверий осталось в прошлом — нет более святых. Все равны перед революцией и законом. Вы живете старыми идеалами, пронизанными лицемерием и фальшью, забудьте о них.
Пришлось де Сен-Сиру опустить и этот кусочек своего имени.
Что ж, тогда выходит я обыкновенный Сир. Тут уточним, что приставку «cир» к имени и титулу во Франции, Англии, Испании и Бельгии в те времена добавляли, обращаясь к монарху.
— Королевство и все его титулы с этого момента тоже в прошлом, забудьте и о них тоже — повысив голос провозгласил судья.
— Тогда, Ваша честь, я не никто, поскольку не имею ни имени, ни фамилии. А как же вы будете судить того, кого нет? Я ничто иное, как абстракция и закона, который бы осудил ничто за что-либо не существует. В таком случае, я не изменник и прошу оправдательного приговора.
Трибуналу, загнанному в угол логикой подсудимого пришлось вынести оправдательный приговор следующего содержания: «Гражданину Абстракция рекомендовано выбрать имя, не противоречащее идеалам нашей революции с целью избегания подозрений в дальнейшем».

Вот такие приколы из жизни Фемиды времен французских монархов. Не правда ли, актуально?)